Психологические особенности часто болеющих детей (ЧБД) в контексте семьи

Психологические особенности часто болеющих детей (ЧБД) в контексте семьи 26.05.2017 В декабре 2016 года открылся первый в Санкт-Петербурге Центр лечения и оздоровления часто болеющих детей. Спустя первые 6 месяцев работы можно систематизировать вопросы, по которым обращаются к психологу родители часто болеющего ребенка (ЧБР).

Одной из особенностей семей, воспитывающих ЧБР, является непродуктивность стиля поведения родителей и полный отказ от своих интересов ради ребенка. Обычно родители знают, как надо вести себя с ребенком, но сохраняют постоянно утверждающий свою непродуктивность стиль поведения. Нередко матери, даже понимая, что им нужна психотерапевтическая помощь, не могут позволить себе отвлечься от ребенка даже на короткое время для улучшения своего собственного состояния. Ребенок требует особого попечения и заботы. Жизнь рядом с ним не является простой, нужны особые силы и энергия. К сожалению, многие трудности, с которыми сталкиваются члены семьи, имеют долговременный характер. Как результат — физическая и эмоциональная усталость. Более того, если родители других детей сталкиваются с трудностями, они небезосновательно рассчитывают, что через некоторое время ситуация изменится, поскольку обычный ребенок динамично растет и развивается. Здесь же ситуация совсем иная.

Поэтому именно в процессе психологических консультаций родители ЧБР могут изменить понимание смысла происходящих событий, принять ребенка и его возможности, увидеть шаги в улучшении его состояния и развития.

В работе с семьей психолог решает три взаимосвязанные задачи: компенсация дезадаптации каждого из родителей; компенсация дезадаптации семьи; включение родителей в медико-психологическую работу с ребенком, основанную на реалистическом подходе к перспективам лечения.

При таком подходе мерой успеха является не степень близости к идеальному желаемому, а преодоление существующих трудностей.

ЧБР не может быть адаптирован и социализирован «сам по себе», отдельно от родительской семьи. Поэтому рассмотрена интеграция в социум семьи с ЧБР: психолог находится в поиске сильных сторон семейной жизни, анализирует способности семьи решать проблемы и получать новые знания, развиваться сначала вместе с специалистом, а потом без его помощи. Психологу важно выделять специфические примеры позитивного поведения родителей и родительской чуткости.

Именно тогда большинство семей начинает понимать, что цель занятий — позитивная по своей природе, и что психолог будет обращаться к проблемам, используя компетенцию и силу членов семьи. Поэтому терапевтические вмешательства могут включать сочетание различных позиций и подходов, поэтому та или иная терапевтическая модель может быть полезной, эффективной в большей или меньшей степени в зависимости от целей, для которых она предназначена. На разных этапах работы может быть использован как индивидуальный формат встреч (терапия с одним родителем), так и формат супружеской терапии (оба родителя), групповой формат (семейные группы).

Психологу, работающему с семьями, воспитывающими ЧБР, следует быть готовым к многолетней поддержке родителей, неизбежно переживающих периоды не только надежд и успехов, но и разочарований, подавленности, растерянности, когда все усилия кажутся напрасными. Психологические особенности часто болеющих детей зависят от многих факторов. Например, от частоты переносимых заболеваний; от условий жизни; от особенности семьи; от методов воспитания.

Для ЧБД характерны: выраженная тревожность, боязливость, неуверенность в себе, быстрая утомляемость, зависимость от мнения окружающих (прежде всего, от мнения мамы). Они могут подолгу играть с одной и той же игрушкой, обходясь без общества других детей, однако им необходимо присутствие рядом матери, за которой они «ходят хвостиком».

Также ЧБД отличаются от их здоровых сверстников по ряду индивидуально-психологических характеристик.

При адекватной и даже несколько завышенной вербализованной осознанной самооценке у ЧБД существует негативное эмоциональное самоотношение, иногда доходящее до аутоагрессии. При этом психологическим контекстом такого самоотношения является сравнение с матерью: «Она такая хорошая, а я, такой плохой, ее недостоин». Для 62% ЧБД характерно приписывание себе отрицательных эмоций, таких как горе (печаль), страх, гнев (злость) и чувство вины.

Проблемы напрямую связаны с дефицитарностью общения детей со сверстниками, отсутствием условий для реализации ведущего вида деятельности — игры, ограниченностью общения детей кругом семьи, неблагоприятными личностными проявлениями родителей, наличием у родителей непродуктивных установок по отношению к ребенку и применением неэффективных стилей воспитания, тревожно-конфликтной психологической атмосферой в семье.

Вследствие этого психическое развитие протекает не всегда благополучно. У некоторых детей выявлены психосоматические реакции.

Одной из причин психосоматических реакций может выступать конфликт.

К образованию психосоматического симптома может приводить внутренний конфликт между различными частями личности. Обычно одна из этих частей осознана, другая скрыта в бессознательном. Борьба между двумя противоположными желаниями или тенденциями может приводить к условной победе одной из частей. Но тогда вторая часть начинает «партизанскую войну», признаком которой и могут стать психосоматические симптомы.

Не менее опасной причиной психосоматической реакции является мотивация или условная выгода. К этой категории относятся проблемы со здоровьем, которые приносят определенную условную выгоду их обладателю. Образование симптома происходит на бессознательном уровне, это не обман и не симуляция. Симптом реален. Но он «обслуживает» какую-то определенную цель. Например, ребенок не хочет посещать занятия в ДОУ, в спортшколе, музыкальной школе и т.п. Одной из причин болезни может стать травматический опыт прошлого, чаще — тяжелый детский опыт. Это может быть какой-либо эпизод, либо длительное воздействие, которое, хоть и произошло давно, но продолжает эмоционально влиять на человека в настоящем. Этот опыт как бы отпечатывается в теле. И ждет, когда найдется способ его переработать.
Симптомы могут возникать посредством внушения. Это происходит, когда идея о собственной болезни принимается ребенком или взрослым на бессознательном уровне автоматически, то есть без критики. Вольно или невольно внушить симптом могут люди, обладающие большим авторитетом или случайно оказавшиеся рядом в момент особого эмоционального накала. Случайно оброненная фраза мамы: «Помидорами можно отравиться!»- может запечатлеться на долгие годы.

В некоторых случаях психосоматический симптом выполняет роль бессознательного самонаказания. Это наказание связано с реальной, а чаще воображаемой виной, которая мучает человека. Самонаказание облегчает переживание вины, но может существенно осложнить жизнь.

У ЧБР устанавливаются следующие отношения с родителями:
1. Деспотичное поведение, полное игнорирование интересов семьи, подчинение всех членов семьи обслуживанию «себя и болезни».
2. Безразличное отношение к семье, уход в свои проблемы, связанные с болезнью.
3. Полная зависимость от семьи, полное послушание, чувство вины перед родителями.
4. Отношения в семье не изменяются или изменяются адекватно ситуации.

Эти типы отношений не бывают застывшими и с течением заболевания видоизменяются, могут носить смешанный характер на каком-то этапе, но, как правило, развитие этих отношений имеет отрицательную динамику.

Примерно один из десяти детей имеет выраженные нарушения пищевого поведения - это комплексы симптомов, которые возникают из-за длительного воздействия поведенческих, эмоциональных, психологических, межличностных и социальных факторов.

Дети с нарушением пищевого поведения часто используют еду и контроль над едой как попытку компенсировать чувства и эмоции. Однажды начавшись, нарушения пищевого поведения могут создать бесконечно продолжающиеся циклы физического и эмоционального разрушения. Все нарушения пищевого поведения требуют профессиональной помощи.

Трое из десяти детей имеют поведенческие проблемы. Педагогическая запущенность - это серьезная проблема, которая связана с определенными отклонениями в психологическом развитии детей. Они проявляются как трудности с адаптацией в социуме, а также в общении с окружающими.

Педагогическая запущенность детей лишь в малой степени связана с их личностными качествами. В целом же она является недоработкой родителей и образовательных учреждений.

Легкая (латентная) степень характеризуется слабой динамикой, а потому достаточно трудно выявить проблему. Зачастую запущенность можно перепутать с вполне естественными для того или иного возраста капризами и отклонениями в поведении. Также диагностику проблемы осложняет то, что внешние проявления могут быть не постоянными, а имеют эпизодический характер. Чаще всего ребенок вполне комфортно чувствует себя в семье, но не может адаптироваться в обществе (или наоборот). Выраженная степень педагогической запущенности характеризуется преобладанием качественных характеристик над количественными.

Положительные свойства личности ребенка практически не проявляются, если на предыдущих этапах развития они не находили поддержки и подкрепления. На данном этапе становится понятно, что ребенок не может быть самостоятельным субъектом и принимать обдуманные решения.

Все перечисленные особенности развития часто болеющих детей напрямую связаны с условиями жизни и психологическим климатом в семье.

Стиль семейного воспитания – определенный паттерн, передаваемый из поколения в поколение. В процессе первичного приема, беседы и сбора анамнеза можно проследить черты того или иного стиля воспитания в семье.

Авторитарный стиль семейного воспитания - один из наиболее часто встречающихся в семье, воспитывающей ЧБР.

При авторитарном стиле воспитания родители подавляют инициативу ребенка, жестко руководят и контролируют его действия и поступки. Воспитывая, используют физические наказания за малейшие проступки, принуждения, окрики, запреты. Дети лишены родительской любви, ласки, заботы, сочувствия. Таких родителей заботит лишь то, чтобы ребенок вырос послушным и исполнительным. Но дети вырастают либо не уверенными в себе, робкими, невротизированными, не способными постоять за себя либо, наоборот, агрессивными, авторитарными, конфликтными. Такие дети с трудом адаптируются в социуме, окружающем мире. При родителях такие дети могут казаться спокойными и исполнительными, но как только угроза наказания исчезает, поведение ребенка становится неуправляемым. В дальнейшем такая модель поведения ребенка может доставлять ему большие проблемы в адаптации к социуму.

Придерживаясь либерального стиля общения взаимодействие с ребенком строится на принципе вседозволенности и низкой дисциплины. Для самоутверждения ребенок использует капризы, требования «Дай!», «Мне!», «Хочу!», демонстративно обижается. Ребенок не понимает слов «Надо!», «Нельзя», указания и требования взрослых не выполняет. Для родителей с этим стилем общения с ребёнком характерна неспособность или нежелание руководить, направлять ребенка. Либеральные родители обычно заботливы, внимательны, имеют тесные взаимоотношения со своими детьми. Они дают возможность ребёнку проявить себя, показать свои способности, открыть творческие способности, индивидуальность. Родители искренне считают, что таким образом научат их различать, что «правильно», а что «неправильно». Либеральным родителям сложно установить границы дозволенного, допустимого поведения своих детей. Они частенько поощряют раскованное и неуместное поведение своего ребенка в школе, в общественном транспорте.

При гиперопекающем стиле семейного воспитания родители лишают ребенка самостоятельности в физическом, психическом, а также социальном развитии. Они постоянно находятся рядом с ним, решают за него его проблемы, живут вместо него. Излишне заботятся и опекают его, боясь и тревожась за его здоровье. Даже когда ребёнок становится взрослым, родители продолжают излишне заботиться о нем, постоянно тревожась за него, за его здоровье и благополучие. Гиперопека подавляет инициативу, волю и свободу ребенка, его энергию и познавательную активность, лишает самостоятельности, воспитывает покорность, безволие, беспомощность. При этом стиле воспитания родители неосознанно тормозят формирование у ребенка различных навыков и умений, развитие настойчивости в достижении цели, трудолюбия. Данный стиль воспитания часто встречается в семьях с ЧБР.

При отчужденном стиле семейного воспитания отношения подразумевают глубокое безразличие родителей к личности ребенка. Родители «не замечают» ребенка, не заинтересованы его развитием и духовным внутренним миром. Активно избегая общения с ним, держат его от себя на расстоянии. Дети предоставлены сами себе. Отчужденный стиль воспитания наблюдается чаще в неблагополучных семьях, где один или оба родителя злоупотребляют алкоголем или наркотиками. На бытовом уровне принято называть таких детей «заброшенными».

Хаотический стиль семейного воспитания, характеризуется отсутствием единого последовательного подхода к воспитанию ребенка: отсутствуют конкретные, определенные, четкие требования к ребёнку. Возникает стиль на почве разногласий родителей в выборе средств и методов воспитания. Конфликты в семье становятся все более частыми, родители постоянно выясняют отношения между собой и нередко в присутствии ребенка, что приводит к возникновению невротических реакций у ребенка. Непредсказуемые действия и реакции родителей лишают ребёнка чувства стабильности, провоцируют повышенную неуверенность, импульсивность, тревожность, агрессивность, неуправляемость, социальную дезадаптацию.

При демократическом стиле воспитания родители поощряют любую инициативу ребенка, самостоятельность, помогают ему, учитывают его нужды и потребности. Выражают ребёнку свою любовь, доброжелательность, играют с ним на интересные ему темы. Родители позволяют детям принимать участие в обсуждении семейных проблем и учитывают их мнение при принятии решений. А также в свою очередь требуют осмысленного поведения от детей, проявляют твердость и последовательность в соблюдении дисциплины. Ребенок находится в активной позиции, что дает ему опыт самоуправления, повышает уверенность в себе, своих силах. Дети в таких семьях прислушиваются к советам родителей, знают слово «надо», умеют дисциплинировать себя и строить отношения с ровесниками и одноклассниками.

Часто болеющему ребенку требуется не только медицинское наблюдение и лечение, но и адекватный стиль воспитания, комфортная психологическая атмосфера в семье, любовь и забота родных. Психологическое сопровождение и психологическая коррекция могут облегчить жизнь самого ребенка и всей семьи в целом.

Кружковская И.О., семейный психолог-консультант Центра лечения и оздоровления ЧБД Клиник «СМТ» специально для журнала "Пятиминутка"

Запишитесь на прием или узнайте подробную информацию об услугах по телефону +7(812) 777-0-379

Запись на прием


ФИО*
Ваш телефон (для уточнения информации с Вами свяжется наш специалист)*
ФИО доктора*
Специализация*
Вы посещали клинику ранее?
Комментарии (укажите удобную дату и время приёма, а также другие пожелания)*
 

* - обязательные поля

Возврат к списку